Каталог шарлатанских ресурсов


Рошаль призвал Астахова «не делать врагов из российских врачей»

uncle_doc об очередном «деле врачей» Рошаль и РДКБ vs Астахов и Колосова

Сходил сегодня на пресс-конференцию Рошаля, посвященную ситуации вокруг РДКБ, мальчика с колостомой, Астахова, лечения в Германии и прочих обращений к президенту лично.

Если честно, я уже устал от воплей про врачей убийц от очередной… эээ… ну пусть так: неверно оценивающей ситуацию родительницы. Поэтому за ситуацией с Ярославом Колосовым следил постольку поскольку. Но тут на первый план выкатилась тяжелая артиллерия в виде защитнега детей всея Руси Павла Астахова, который (цитирую АМИ-ТАСС) «пообещал наказать медперсонал Российской детской клинической больницы за грубость и отказ в оказании медицинской помощи». Плюс обратился к Голиковой с просьбой отправить мальчика на лечение в Германию. За гос.счет, естессно. Причем во всех медицинских тонкостях проблемы, включая виновность конкретных лиц, он разобрался всего за два часа. Вот это я понимаю, профи.

Вчера вечером пришло приглашение на пресс-конференцию Леонида Михайловича Рошаля по поводу всего этого безобразия. Сегодня на нее пришел от силы десяток журналистов. И всего одна съемочная группа — РенТВ, о которой я скажу ниже и отдельно.

Рошаль сделал просто: зачитывал письмо Елены Колосовой и по ходу дела его комментировал. Я предлагал этот материал в пару мест — отказываются. Типа напишем новость и хватит, не та это тема, чтобы ее пиарить. Ну а по мне — так очень даже та.

Полный транскрипт делать не буду, но все основные и значимые моменты я освещу. Потому что случай, на мой взгляд, очень типичный и очень показательный.

Вступительное слово Рошаля

«Это непростое для меня интервью. Потому что идти против течения, которое образовалось сейчас, которое выражается в негативном отношении к врачам РДКБ — это не совсем просто. Я знаю, какая буря может подняться в интернет-сообществе, предполагаю, что могут говорить, но я никогда в жизни не прятался.

Основная причина придти к вам — это поддержка основных требований матери Астаховым. С моей точки зрения он вышел за свои профессиональные обязанности. Я выступаю категорически против направления ребенка в Германию, так как для этого нет никаких профессиональных оснований ни по муковисцидозу, чем ребенок болеет, ни по кишечному свищу.

Я заявляю, что по отношению к ребенку в России не было сделано ни одной диагностической ошибки. Ни одной. И то, что ребенок жив еще — это достижение. Не смотря ни на что. Я когда сказал «не смотря ни на что», я имел в виду заболевания, которые он имеет».

Терминология

«Муковисцидоз — врожденное серьезнейшее заболевание, которое может поражать дыхательную систему, отдельно слизистую, может поражать кишечный тракт, отдельно слизистую, а может быть комбинация.

Я выступаю как действующий хирург, 20 лет занимался хирургией новорожденных, прооперировал сотни новорожденных и прекрасно знаю, что такое мекониевый илеус при муковисцидозе. Это когда не вырабатываются ферменты и первичный кал (меконий) становится плотный как замазка и закупоривает просвет тонкой кишки.

Когда входишь в брюшную полость и вскрываешь кишку, то даже пинцетом его оттуда с трудом можешь извлечь — настолько плотно он там сидит и вызывает непроходимость.

Продолжаем о терминах. «Наложили кишечный свищ». Когда у кишки непроходимость, для того, чтобы «отмыть» этот меконий и дать возможность проходить калу, кишку подшивают, делают дырочку в передней брюшной стенке. Потом вставляют туда катетеры и панкреатином и другими средствами разжижают меконий и восстанавливают проходимость. Вот этому ребенку была произведена такая операция в Ростове-на-Дону на второй день жизни».

Лекарства

«50-60 процентов детей с тяжелыми формами муковисцидоза умирает в раннем возрасте. Послеоперационная летальность также немалая. Этой проблемой в России занимаются, созданы центры, организован реестр всех больных с муковисцидозом.

В лечении муковисцидоза достигнуты определенные успехи. За последние годы продолжительность жизни таких больных в среднем увеличилась до 30 лет, раньше было 15-20. У нас здесь, в России.

Но есть и проблема. Проблема лекарственного обеспечения. В Москве на 1 больного в год выделяется около 28 тысяч долларов. Но финансирование детей перенесено на местные бюджеты. И вот в Московской области — это уже 10 тысяч. А есть регионы, где 2-3 тысячи. И невозможно решить эту проблему без централизации обеспечения всех детей России, независимо от региона, в которым им посчастливилось (или не посчастливилось) родиться.

Еще о таблетках. Раньше использовался немецкий «Креон», но он дороговатый. Сейчас наряду с «Креоном» — отечественный «Микразим», в основе которого лежат зарубежные компоненты. Он дешевле и, конечно, выигрывает тендеры, особенно в регионах, где денег нет. Но он дает определенные осложнения и не работает так, как нужно. Около 40% не работает так, как нужно. Может, дело не в компонентах, может, в капсулах — я не знаю. Его надо совершенствовать, но грубо насаждать — как это сейчас делается — не нужно».

По сути дела

«РДКБ, которая лечит тысячи детей из регионов, для многих — последняя надежда, последняя инстанция. И так унизить в целом этот коллектив — это надо уметь.

Медики тоже недовольны здравоохранением. Только 30 процентов населения России удовлетворено здравоохранением. Очень много общегосударственных проблем, которые отражаются и на РДКБ: кадровые, повышение профессионального уровня, финансирование, материально-техническое обеспечение (в РДКБ оно, кстати, на высшем уровне) и т.д.

Теперь по тексту жалобы. Она, с моей точки зрения, написана очень хлестко. Для обывателя. Но не для профессионала. Я понимаю маму, но все же здесь есть много неправдивых слов и выражений. С профессиональной точки зрения.

Ребенок поступил с самостоятельным дыханием, естественным отхождением стула, в здравии и с полным комплектом сопроводительных медицинских документов и их копиями.

Он «в здравии» поступил после трех операций, правильных операций, которые провели в Ростове-на-Дону? С таким тяжелым муковисцидозом он поступает «в здравии». Ребенок был крайне истощен с весом 3 кг. С дыхательной недостаточностью, от которой ребенка неоднократно спасали. Он поступил в здравии, а потом в больнице из него сделали не знаю что.

Я просила, реаниматологов, продиагностировать ребенка, сделать компьютерную томографию, ведь он несколько некоторое время находился без дыхания и не известно, как снабжается головной мозг, какое кровообращение? Мне было сказано, надо будет — сделаем. Не сделали. В итоге, забегая вперед, скажу, что в качестве диагностики, за весь период, моему ребенку — брали анализы крови, мочи и делали рентген! Никакое высокотехнологичное оборудование для диагностики не применялось. Все! И это, единственная клиника, такого масштаба в РФ для детей из регионов.

Я утверждаю, что никакого высокотехнологичного оборудования в отношении этого ребенка не надо было использовать. Ни КТ, ни рентген. У нас есть клиническая картина, ребенок в полном сознании, неврологических никаких изменений нет. Облучать ребенка? Зачем, если всё ясно?

Как результат:
[…]
3) Отказано в получении и применении жизненно необходимых мед. препаратов.

Я интересовался — кто ей отказывал, в каких препаратах необходимых? Пусть перечислит. Этого быть не может. Потому что этого не было.

Указанное, является результатом врачебной ошибки, халатности, нарушения законодательства РФ, повлекшей причинение вреда здоровью моего сына.

Что «указанное»? Вот эти броские фразы, может, ей кто-то помогал писать, не знаю.

Возникает ощущение, что с людьми из Регионов обращаются, как с людьми «третьего сорта». Или, завуалировано, вымогают деньги, без которых лечения и внимания не дождаться!

Деньги с нее никто не требовал. И как так «третьего сорта», если РДКБ и лечит детей только из регионов? Всех. А впечатления свои пусть оставляет при себе.

12.10.2010г. Отделение хирургии, закрытие элеостомы – соединение тонкого и толстого кишечника. Хирург – Ионов Андрей Львович, Заведующий Отделением колопроктологии. Операция была проведена не удачно.

Ионов попытался прикрыть стому. Я бы сделал точно так же, как он. Можно делать радикальную операцию, когда вскрывается вся брюшная полость, когда выделяются все кишочки, делается резекция (одна, на 15 см, уже была сделана в Ростове-на-Дону), потом соединяется — и всё.

А бывает другая операция. Когда, не вскрывая брюшную полость, просто можно ушить кишочку. Успех — 50 на 50. Ионов пошел именно по этому пути. Он — хирург с 35-летним стажем, 20 лет заведует отделением колопроктологии, больше 1000 операций, один из лучших специалистов России. И если что-то не получилось (так и у меня в жизни не всё получалось), что же значит, Ионов — враг? Плохой хирург? И вся больница с ним такая же?

13.10.2010 у моего ребенка разошлись швы на кишечнике. Формирующиеся каловые массы стали, по данным УЗИ, попадать в брюшную полость.

Брюшная полость не вскрывалась. Никакого перитонита не было. Никуда ничего не попадало, оно не может попасть — там сплошные спайки вокруг.

В результате хирурги решили, прямо в реанимации, вскрыть и оставить брюшную полость открытой (не зашитой) со свищем из кишечника.

Не было этого. Я уже говорил, брюшную полость невозможно было открыть, она была запаяна. Я очень подробно останавливаюсь на этом, потому что хочу показать, что по профессиональным моментам вопросов нет.

Если бы я был не медик, и прочитал, что «С ОТКРЫТОЙ ПОЛОСТЬЮ В ЖИВОТЕ БЫЛ ПЕРЕДАН МНЕ (матери) в палату», то взял бы автомат, пошел бы в РДКБ и стал стрелять там всех подряд, этих врагов народа, которые убивают детишек.

Кстати, на фото видно, что никакой открытой полости нет, а есть стома.

Если честно, когда мне вернули ребенка в палату, я находилась в шоке, истерике. Я думаю случаи, когда мать сама должна «чистить» открытый кишечник своего сына, заменяя собой, целое отделение интенсивной терапии крайне редки в медицинской практике.

Когда мы накладываем стомы, всегда обучаем родителей, как ухаживать за ними. Потому что с этими стомами мы часто выписываем домой. Через 3-4 месяца они возвращаются обратно и мы оперируем.

Пока, мой сын еще находился в реанимации, в один из дней, в 06:45 утра меня вызвали, в реанимацию, к ребенку. Когда я пришла, одна из сотрудниц реанимации, сказала мне: «Смотри дальше сама за своим ребенком, я не обязана, стоять по 40 минут «раком» возле него, пока ты, звезда, спишь»!

Это грубость со стороны медицинской сестры. Грубость. Но это из области деонтологии. У нас профессия такая, намочи мне в глаза, я все равно буду говорить — божья роса. Мы не имеем права так реагировать на родителя. Когда родитель отдает ребенка к нам, он становится таким же больным. Я своим говорю: каждый родитель — больной человек, остановитесь, поговорите спокойно и ласково, улыбнитесь. Это очень важно. Ведь хамы в медицине есть? Есть. Среди журналистов есть? Есть. Среди прокуроров есть? Есть. Среди политиков есть? Еще как есть!

Я был там, поинтересовался, что происходило в 6:45. У этих двух медсестер было четыре ребенка на ИВЛ, двое из которых умирали, переведенный онкологический больной после операции тяжелый, и еще один тяжелый ребенок после трансплантации органа. А тут свищ. И разрывайся между тяжелыми больными и свищом. Но та форма, в которой всё это было выражено, никуда не годится. Если, конечно, верить, что всё это действительно так и было.

При этом, опять, остаются не проясненными, без ответов, вопросы:
— Какие диагностические мероприятия должны быть проведены?

С мамой в день разговаривали по 1-2 часа. Какие диагностические? Да никакие. Ждем, пока стома сформируется, для того, чтобы делать повторную операцию.

— У ребенка, нестабильный уровень калия в крови, каждый день берется анализ крови, проводится инфузионная терапия, что планируется предпринять для нормализации уровня калия?

Так вот инфузионная терапия планируется и проводится! При муковисцидозе организм теряет калий. Этот синдром тянется до 4 лет, потом прекращается. И калий сначала вводят внутривенно, чтобы поддержать. Потом постепенно переходят на пероральный прием. Других методов нет.

Как, я узнала позже, есть вероятность того, что перед плановой операцией 12.10.2010г. по наложению анастомоза, приведшей к открытой полости, и тому, что было мной описано выше, диагностика была проведена без соблюдений необходимых норм и требований. Ирригография (рентген под контрастом кишечника) была проведена, без учета необходимого исследования, ребенка в разных позициях. Снимок же был сделан, только в одном положении. Не было проведено эндоскопическое исследование кишечника. В следствие чего, проведенная операция, изначально была несостоятельна. Ответ, о наличии врачебной ошибки может дать соответствующая проверка.

Ну что это такое? В отношении проверки: (читает заголовки в СМИ) Астахов отправляет в Германию, Астахов в прокуратуру… Прокуроры у нас сейчас решают, нужно накладывать стому или нет, а не медицинское сообщество.

По поводу иригоскопии: мы всегда стараемся сделать в одном положении, чтобы лишний раз не облучать ребенка. Зачем делать 2-3 снимка в случаях, когда всё ясно? А вот никаких показаний к эндоскопическому исследованию у этого ребенка нет.

Она еще заявляла, что покупала калоприемники. В РДКБ — более 1500 калоприемников двух марок. Если бы что-то нужно было покупать, больница купила бы, она может себе это позволить. Хотя бы потому, что эти расходы — чепуха по сравнению со всеми финансовыми затратами на этого ребенка. Несколько миллионов рублей, если начинать считать с Ростова-на-Дону. С нее копейки не брали. Она 8 месяцев в стационаре лежит при норме 20 дней по муковисцидозу. Ни одна зарубежная клиника не держала бы 8 месяцев бесплатно — ни в Германии, ни в Америке.

Когда пришел хирург, Ашманов К.Ю., вместо помощи, даже не сказав, хотя бы: «Здравствуйте, что случилось», — сразу, со стороны врача, я услышала хамство и крики!

Я уже говорил, что хамы и среди нас есть, люди, от которых надо избавляться. Если это так было на самом деле. Потому что когда доктора попросили написать докладную записку, он объяснил, что войдя в палату увидел грязь, грязные пеленки, полный бардак. По поводу чего и сделал маме замечание. В результате она отреагировала так, как отреагировала.

Находясь в ситуации «блокады» со стороны хирургов и администрации больницы, когда нас просто изолируют и не хотят заниматься, после двух несостоятельных операций, в декабре 2010, я самостоятельно обратилась в зарубежные клиники. Для дополнительной диагностики и возможности проведения восстановительной операции за рубежом. Так, как лечение за рубежом дорогое, а у меня таких средств нет, мы попросили гл.врача Ваганова Н.Н. и зам.гл.врача Бологова А.А. дать официальное заключение, о том, что ребенку, Колосову Ярославу, рекомендовано консультирование и лечение в медицинских центрах Германии. Чтобы я смогла обратиться в благотворительные ФОНДы и определиться с финансированием, тем самым используя все возможные варианты, максимально быстро и менее травматично, поставить ребенка на ноги.

Что меня повергло в шок, так это то, что в мед.заключении, мне было отказано. Мотивируя это тем, что с этим заключением, мы можем обратиться в Минздрав! И сможем тогда рассчитывать на государственную помощь в зарубежных клиниках, а не благотворительную. А так «подставить» они себя не могут!

И я бы такого заключения не дал. Сегодня в 15.00 будет консилиум, в котором я тоже участвую, я не знаю, что решим в целом, но я свою подпись под тем, что ребенка надо отправить в Германию, никогда не поставлю.

За прошедшие 7 месяцев, я столкнулась с очень многим, что выходит за рамки человечности и медицины

И дальше там про стиральные машины, бутилированной воды нет. Бутилированная вода, как и зубная щетка — предмет личного ухода. В больнице нет такой финансовой графы на покупку такой воды. Кипятят московскую воду и пьют.

Почему родители, экстренно, забирают тяжелобольных детей из больницы и переводят их в другие клиники Москвы. Поднимите статистику, когда выписанные из РДКБ дети, оказываются в других клиниках Москвы, через месяц, по этому же заболеванию.

Я поинтересовался в РДКБ, сколько детей вы перевели в другие клиники Москвы за год. Ни одного. За прошлый? Ни одного. Когда-нибудь переводили? Нет».

О чести мундира

«Мне скажут, что я защищаю мундир. Да, я его защищаю и говорю об этом открыто. Но я его и чищу. Мы знаем свои недостатки. Мы знаем, что у нас есть. Но нужно разделять деонтологическую ситуацию и лечебную. И по отношению к этому ребенку тоже.

Через мой институт проходит в год 40 тысяч детей. И мы видим разных родителей. Ребенок в тяжелейшем состоянии, в реанимации, а родитель нам помогает, не устраивает истерики, не требует подробнейших объяснений любого нашего шага. И все нормально. Другой родитель приходит — у ребенка чуть-чуть палец порезанный, устраивает скандал и пишет жалобы. Разные родители бывают. Но мы должны терпеть.

Если за 8 месяцев пребывания в стационаре она только один раз нашла пюре с комками, так, извините, это в общем котле варят, не готовую пищу привозят. В котле где-то может оказаться комок. Это плохо? Плохо. Но сейчас большая проблема с поварами. Где найти хороших поваров на 4-5 тысяч рублей зарплаты? Есть такая проблема, во многих больницах. И систему нужно менять в целом. Может, на специализированных фабриках закупать готовые, в целлофане. Но и это не панацея. Я был в Филадельфии в госпитале. Так то, что там дают запаянное в целлофане, есть невозможно».

О свободе выбора

«Свобода выбора врача и клиники есть всегда, особенно для тех, у кого есть деньги. Но и когда их нет, тоже есть варианты. Вот она хвалила ростовских хирургов. Так в чем проблема? Поезжайте в Ростов, пусть они доделают. Не устраивает РДКБ? Поезжайте в Санкт-Петербург, Новосибирск, найди другую больницу в Москве — тебе сделают.

Но она почему-то хочет в Германию. Я тоже много чего хочу. «Хочу в Германию». Вы мне про то, как к нам относятся в Германии (как к мешкам с деньгами), не рассказывайте. На личном опыте узнал. Когда за родственника нам объявили одну сумму, а потом выставили счет в три раза больше. А когда пошли осложнения и проблемы, еле-еле вытащили этого родственника сюда в Россию и у нас долечивали.

А сколько я вам могу привести примеров? Раиса Горбачева. Вылечили ее в Германии? Альфред Шнитке? Долечивали в России. Роберт Рождественский — оперирован там, долечивали у нас, еле привезли в Россию с реанимацией.

По поводу мамы. Я позвонил в Ростов-на-Дону во все три больницы, где мама лежала. Я только назвал фамилию — «ААААА!». Все ее знают. Причем там она сомневалась в диагнозе муковисцидоза, когда его поставили. Она не верила им, что муковисцидоз. И ставила вопрос о необходимости отправить ее или в Израиль, или в Америку.

Сейчас лежит в одном из лучших муковисцидозных отделений. Очень профессиональные люди, есть всё, необходимое для лечения. Летом, когда заговорили об операции, она заявила одному из заведующих отделений, Степанову — а я вам не доверяю. А сегодня она уже не доверяет всем хирургам РДКБ. Всем и каждому. Цель этого всего — отправить ребенка в Германию.

Ребята-хирурги делают сотни операций. Показатель смертности в больнице низкий, хотя там оперируют очень тяжелые случаи, туда ведь с фурункулом не пошлют из региона.

Ребенка нужно оперировать. Но чтобы взять ребенка на операционный стол, много ума не надо. Нужно наблюдать, выбирать момент. И надо, чтобы после операции он выжил. Чем старше ребенок, тем лучше. Подождать нужно минимум полгода, чтобы он окреп, набрал в весе. И только потом идти на операцию.

Кстати, за последние два месяца ребенок «встал» в весе. Это серьезно. И скорее всего оперировать придется сейчас. Может кто дать 100-процентную гарантию в Германии, что при такой болезни и таком анамнезе всё будет хорошо? Если да, то я очень хочу посмотреть в глаза этому хирургу.

Операция — это риск. Большой. Но он одинаково большой что в России, что в Германии. Если минздрав и президент поддержат маму, это будет выражением недоверия к российским врачам. Даже на фоне того недоверия, которое есть в обществе, результаты лечения российских детских хирургов не хуже западных. РДКБ и мой институт можно спокойно сравнивать с любой зарубежной клиникой. И я покажу — где лучше».

*

Комментарий uncle_doc:

Теперь несколько слов от себя. Я отдаю себе отчет в том, что слова Рошаля поймут не так, переврут, передернут и вообще отмахнутся от них. Маме — вера в каждое слово, сразу и бесповоротно. Онажемать. Врачи — все — по определению убийцы, вымогатели и сволочи. Потому их словам грош цена. Словам Рошаля — в том числе. Выгораживает своих, покрывает и всё такое. Никто не обратит внимание на то, что тяжелейший ребенок с врожденной патологией выжил не благодаря мамочкиным истерикам. Зато комки в пюре будут вспоминать при каждом удобном случае.

Это прекрасно продемонстрировал журналист из съемочной группы РенТВ, который подытожил выступление Рошаля так: «Вы говорили, что мать поливает грязью больницу. Но даже из того, что вы сказали, можно сделать вывод, что многое из жалобы мамы подтвердилось: в РДКБ нет питьевой воды, кроме той, что из-под крана, нет хороших поваров, присутствует хамство персонала, в реанимации почти на 10 умирающих младенцев всего 2 медсестры». И так далее в том же духе.

Рошаль аж очки снял и посмотрел на него вот так:

На лице у него определенно написано нечто из серии «И чем же ты слушал, красавец?». Леонид Михайлович прошелся по СМИ, которым подавай жареные факты и негатив. «Ну напишите что-нибудь хорошее, о тех 90% случаев, когда вылечивают, помогают, спасают». На что красавец заметил, что дело журналиста — искать и показывать плохое. Где его этому учили?

После завершения пресс-конференции передо мной шли две пожилые журналистки, продолжавшие обсуждать это дело между собой. «Ну раз медсестер не хватает и матери приходилось самой бегать в реанимацию, дайте ей денег, пусть едет в Германию, там медсестер хватает». Вот так. Сразу вспомнилась пословица про метание бисера перед некоторыми представителями парнокопытных.

Кстати, насчет лечения. Если будет решение консилиума и минздрава, ребенка могут отправить за рубеж на бюджетные деньги. И правильно! У нас же денег куры не клюют. А потом сэкономим на тех, кто не истерит и не пишет письма в Спортлото.

Кстати, когда Рошаля спросили по поводу фразы Колосовой о нем, мол хочу проконсультироваться с ведущими и лучшими врачами, включая его, он сказал, что участвовать в консилиуме будет. Мало того, готов участвовать в операции, хотя отдает себе отчет, что случись что — «она нас всех в тюрьму посадит».

Update:

В пятницу в РДКБ состоялся консилиум с участием Леонида Рошаля, главврача больницы и его заместителя, главного детского хирурга Минздравсоцразвития Владимира Розинова и лечащих врачей Ярослава Колосова. Все участники консилиума подтвердили, что медицинских показания для отправки мальчика в Германию нет, необходимые операции могут быть проведены как в РДКБ, так и в ряде других клиник Москвы, Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону. Однако Елена Колосова категорически отказалась от всех предложений и настаивает на лечении в Германии.

А Минздрав посоветовал маме поискать спонсора. Лечение в зарубежных клиниках за бюджетные деньги, подчеркивается в пресс-релизе, может быть предоставлено только в том случае, если в России такая помощь не может быть оказана.

Источник: СМОТРОВАЯ ВОЕНВРАЧА


Share
 

      

снабжение гостиниц aegis.ru Смотрите http://www.trendsbrands.ru платья макси женские. trendsbrands.ru

Гимн альтернативной медицины

На Руси издавно сложилось своеобразное отношение власти к медработникам

Отношение народных масс к врачам также нельзя назвать особенно благоприятным

Medice cura te ipsum