Каталог шарлатанских ресурсов


Основное препятствие

Госнаркоконтроль «не препятствует назначению опиоидных аналгетиков по показаниям«, и тем не менее, о случаях медленного и мучительного умирания больных на дому без адекватного обезболивания может рассказать вам любой обыватель.

— А потом вас там публично выпорют, как бродяг, и отправят в Сибирь убирать снег…
— Весь?
— Да.
© К/ф «Формула любви»

Еще в  2008 году Иван Владимирович Елисаветченко, заместитель начальника управления ФКСН, будучи начальником службы по контролю за легальным оборотом наркотиков Московского Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, открещиваясь от обвинений минздрава в «заорганизованности»  службы обеспечения наркотическими лекарственными средствами и психотропными веществами, заявил, что органы наркоконтроля являются контролирующим и координирующим органом и осуществляют контроль за исполнением действующего законодательства. Они  обязаны контролировать правильность оформления рецептов на наркотические анальгетики, их списание и утилизацию, для предотвращения их хищения и нелегального оборота, но при этом сотрудники службы не оценивают адекватность назначаемого врачом лечения и не могут привлечь к ответственности врача, назначившего опиоидный анальгетик не по назначению.

Таким образом, ФСКН не препятствует назначению опиоидных анальгетиков по показаниям. Контроль за адекватностью назначений опиоидных анальгетиков — прерогатива Министерства здравоохранения и социального развития РФ. И придумал контролировать закись азота. Понятно? Госнаркоконтроль «не препятствует назначению опиоидных аналгетиков по показаниям«, и тем не менее, о случаях медленного и мучительного умирания больных на дому без адекватного обезболивания может рассказать вам любой обыватель.

Госнаркоконтроль просто «контролирует», т.е. закручивает гайки, а  скоро каждую ампулу от сейфа к больному медики будут доставлять с взводом автоматчиков, в комнате, где лежит больной, поликлиника будет устанавливать «тревожную кнопку» и видеокамеру,  родственникам разрешение на получение рецепта и препарата будет выдавать комиссия  облздрава,  а у медсестры, делающей укол, оперотдел полиции будет брать смывы с рук каждый раз.

Да и когда уже введут журнал учета всех журналов по обороту наркотических средств и психотропных вещетсв? Недоработочка! Может быть, препятствует минздрав? Евросоюз считает, что для онкологии минимальный уровень финансирования на душу населения должен быть 10 евро. Тогда у пациента будет более или менее доступ к современному лечению. А у нас — 3,3 евро.

Уровень потребления опиоидных анальгетиков российскими пациентами расценивается Международным комитетом по контролю наркотиков как низкий – менее 200 условных суточных доз на миллион человек в сутки. В развитых странах этот показатель составляет от тысячи до 20 тысяч доз.

По информации директора Российского онкологического научного центра имени Блохина академика Михаил Давыдова, объемы применения наркотических лекарственных средств в российской медицине в 20 раз ниже, чем в странах Европы. По приблизительным данным, ежегодно в России умирает 250-300 тысяч пациентов с онкологическими заболеваниями, в обезболивании нуждается до 90% онкологических больных, в отношении которых методы противоопухолевой терапии исчерпаны, а на ранних стадиях онкозаболевание выявляется лишь в 15-20 процентах случаев. Всего в стране злокачественные новообразования диагностируют у 500 тысяч человек в год. По данным Всемирной организации здравоохранения, Россия входит в тройку мировых лидеров по смертности от онкозаболеваний на 100 тысяч населения, пятилетняя выживаемость онкобольных составляет во Франции 57,9%, в США — 62%, в РФ она достигает 43%.

30% онкобольных умирают в течение первого года после выявления заболевания — это самый высокий скоростной показатель смертности в мире.

Чтобы было понятнее, приведу данные самого министерства: каждый пятый случай онкологических заболеваний среди женщин составляют опухоли молочной железы, ежедневно в России около 47 детей остаются сиротами в результате смерти женщин от рака груди, на одну пациентку с раком груди выделяется около 15 тысяч рублей в год.

Кстати, к концу года самое время спросить минздрав о судьбе 6,5 миллиардов рублей, которые предполагалось ряду российских регионов на развитие службы онкологической помощи в 2012 году. Разворовали уже?   Таким образом, минздрав тоже  вроде  не препятствует назначению опиоидных анальгетиков по показаниям.

Но еще около 2 млн пациентов с различными диагнозами нуждается в паллиативной помощи ежегодно. Это больные неврологическими, ревматоидными, пульмонологическими заболеваниями в терминальной форме и больные СПИДом. Как правило, такие больные находятся дома, и если для онкобольных есть хотя бы теоретическая, официально декларируемая возможность получить сильные обезболивающие средства, то для этих категорий больных она закрыта.

Кто это придумал? Кто так решил? Чьи дурацкие распоряжения привели к такой ситуации? Почему опиаты должны  выписываться только  по  рекомендации онкоконсилиума?

В феврале этого года, накануне Всемирного дня борьбы против рака, письмо президенту России направили главный детский онколог России Владимир Поляков, директор Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии Александр Румянцев, главный детский хирург Москвы Александр Разумовский, директор НИИ переливания крови академик Владимир Городецкий и директор программ благотворительного фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова.

По их мнению, врач должен отвечать не за количество выписанного препарата, а за результат лечения, то есть снятие боли. Для этого в первую очередь необходимо законодательно ввести в РФ исполнение критериев обезболивания, принятых Всемирной организацией здравоохранения, в соответствии с которыми больной должен получить столько лекарства, сколько необходимо в его индивидуальном случае.

В феврале! А воз и ныне там! То ли в связи с реорганизацией министерства о письме забыли, то ли «указаний не поступало». А может ошибаюсь и я и подписанты? И на самом деле все дело в беспросветном невежестве и лени врачей, не назначающих необходимые препараты? Может, это они делают препарат недоступным?  И вот оно — так нужное нам «препятствие «?

Согласно нормативным актам, все просто: пациент или его родственник идет в поликлинику по месту прописки, врач выписывает рецепт, заверяет его всеми необходимыми печатями и подписями, рецепт надо отнести в специальную аптеку, где и получить препарат — всего делов-то! Тогда опять вопрос с минздраву: а вы чем там занимаетесь, а?

Организуйте учебу, раздайте литературу, проведите он-лайн обучение, в конце концов. Но ведь люди сообщают и о случаях, когда назначенного или нужного лекарства нет в аптеке, и выписывается неопиатная замена или не выписывается ничего. Во многих странах в практике паллиативной медицины есть такое правило: у больного всегда должен быть под рукой препарат быстрого действия в пероральной форме, который он может принять при сильной боли без помощи медицинского работника. Но нет такой возможности у наших врачей.  Почему? Кто виноват? Что делать?  Мировой опыт паллиативной медицины, который обобщила Всемирная организация здравоохранения, свидетельствует о том, что реальная доступность наркотических анальгетиков больным онкологическими и другими заболеваниями, сопровождающимися тяжелыми болями, есть там, где работает специальное государственное агентство, за нее отвечающее.

В рекомендациях ВОЗ по оказанию паллиативной помощи говорится : «Правительства должны назначить орган власти, который будет обеспечивать необходимое наличие и доступность контролируемых лекарственных средств в системе здравоохранения». В задачи ФСКН России, как мы уже выяснили, не входит помогать больным, а в задачи минздрава — контролировать доступность для наркоманов оборот.

Так что же делать? В 2011 году ВОЗ публикует документ «Обеспечение сбалансированной национальной политики в отношении контролируемых веществ: рекомендации по обеспечению наличия и доступности контролируемых лекарственных средств».

Рекомендации разработаны на основе длительного изучения экспертами опыта разных стран и представляют собой вполне четкое руководство для сбалансированной национальной стратегии в этой области: «Правительства должны проанализировать свое законодательство и политику в области контроля над наркотиками на наличие в них чрезмерно строгих положений, затрудняющих предоставление населению необходимой медицинской помощи, подразумевающей использование контролируемых лекарственных средств. Также  они должны позаботиться о том, чтобы законодательные и нормативные положения были направлены на улучшение ситуации в сфере здравоохранения, при необходимости внеся в них соответствующие поправки».

Но пока за все  в ответе только врач.

Валькирия,  Evrika.ru

Print Friendly, PDF & Email

Share
 

      

Referer: videos tags best

Гимн альтернативной медицины

На Руси издавно сложилось своеобразное отношение власти к медработникам

Отношение народных масс к врачам также нельзя назвать особенно благоприятным

Medice cura te ipsum