Каталог шарлатанских ресурсов


В чем виноват врач, лечивший звезду танцпола

В чем виноват врач, лечивший звезду танцполаИнтернет – пространство публичное. Те, кто написал на сайтах, так или иначе знают и понимают, что их текст может попасть в прессу. Потому, считаю возможным публиковать то, что написали другие, немного сокращая, редактируя и убирая перехлест эмоций, комментируя.

Суть обращения врачей из Лазаревской больницы Краснодарского края на форуме сайта www.rspor.ru следующая: 21 мая вышла передача «Пусть говорят. Звезда танцпола», в которой толпа недорослей, руководимая Малаховым, нагло оболгала хорошего врача и профессионала Сергея Владимировича Стариковского. Получилось, что якобы по халатности врача пациент – 25-летний Евгений Смирнов (чемпион России по брейк-дансу) – был «доведен» до газовой гангрены правой ноги, которую позже пришлось из-за этого ампутировать. Из передачи становиться понятно, что, как всегда, врач оказался виноватым и в том, что пациент в результате ДТП, совершенного по его же вине (был пьян), получил открытый перелом правой голени, и в том, что не отходил от него сутками, и в том, что пытался спасти ногу.

История – как можно понять из интернет-общения – следующая: пострадавший поступил ночью аккурат к Первомаю, доктор собрал осколки кости, стал вести его, как положено. Затем появились осложнения, предпринимались попытки перевести больного в Краснодар, но оттуда был получен отказ. Затем все-таки удалось перевести его в другую больницу, где и сделали ампутацию по жизненным показаниям. Газовая гангрена развивается очень быстро – за считанные часы, симптоматика нарастает иногда поминутно. Проведенные проверки нарушений в действиях врача не обнаружили. Тем не менее, Стариковского фактически уволили, вынудив написать заявление. Его коллеги – 50 человек – из солидарности подали заявления на увольнение. Местечко остается без медицинской помощи!

Вот мнение А.Саверского в ответ на мою реплику, занимающего иную позицию, чем медики, за что ему постоянно достается от врачей, как будто он лично виноват в происходящем:

«К сожалению, я был в той передаче, и, как всегда, из ток-шоу вынес много негатива, каждый раз зарекаюсь в них участвовать… Вы правы в том, что эмоции били через край, но вы не поняли другого. Ребята – его друзья – своими криками вытащили Женю из больницы, где он умирал – я видел эпикризы… (опускаем медицинские подробности – они нам неизвестны)… Поэтому я не говорю, что врач виноват, но повод для разбора полетов есть… Ребята орут – я им тоже сказал, что они уже свое дело сделали и юристы должны разбираться, – сказал, а сам хожу, думаю: если они замолчат, если вся страна будет молчать, когда ей больно и страшно, – во что же мы превратимся? А если они орут, то может у их поколения есть шанс что-то изменить, спасти Женю, разобраться в ситуации объективно и т.п… И знаете что – ребята кричат еще потому, что им страшно: страшно, что может все вот так в одно мгновенье кончиться для их друга, для них самих, что можно оказаться без движения, с дикой болью, а рядом не будет нужной заботы, нужной помощи. От этого всем нам должно быть страшно, и не мешало бы покричать!»

Криком делу не поможешь. Конечно, разбираться надо, но не в режиме восточного базара. И не в телестудии. Вопрос не очень прост, как обычно, тут и у врачей могут мнения разойтись, не то что у стороннего наблюдателя. В телестудии – мне так кажется – надо обсуждать закономерности – на примерах, – но закономерности. А тут от частного к частному в скандально-агрессивной форме.

Зацепило первое слово поста Саверского – «к сожалению». А ведь действительно – приходится больше сожалеть, чем сопереживать. Один факт избиения врача говорит о многом: «дело врачей», начатое не вчера, активно раскручиваемое Татьяной Голиковой, публично рекомендовавшей разбираться с врачами и качеством помощи через прокурора, продолжает жить и развиваться. Тезис о врачах-убийцах охотно подхватывается желтой прессой. В связи с этой историей вспоминается недавняя трагедия врача Пилипенко и несчастной девочки Сони Куливец.

Пироговское движение врачей России обращалось по этому поводу к прокурору Краснодарского края, но ответа мы так и не получили. У девочки, по всей видимости, достаточно редкое заболевание – тромбофилия – об этом мы, во всяком случае, слышали, тромбоз сосудов – проявление болезни, а не халатность врачей. Надо было бы на примере этой трагедии продумать стратегию и тактику диагностики этой патологии. Вместо этого – публичный скандал. И теперь врачи уверены, что не виноватый в произошедшем врач был назначен «козлом отпущения» в чиновничьих разборках и убит в следственном изоляторе. Ведь не может человек без посторонней помощи вскрыть вены на двух локтях и перерезать на шее. Да и отсутствие публичных результатов расследования, запугивание врачей, посмевших усомниться в выводах суда первой инстанции (пересмотра дела Сони так и не было) и решивших прийти на похороны доктора, создает ауру полицейского произвола. Этакая «кущевка краевого масштаба». Теперь-то, да с учетом ситуации в Татарстане, все проясняется: проще и спокойнее убить подозреваемого, чем объясняться потом с начальством о допущенном следственном промахе.

Ну а если такой подход разрешен правоохранителям, то почему бы не воспроизвести его и на более низком уровне? Отморозкам не важно, что возбудитель газовой гангрены заносится из дорожной грязи – это не внутрибольничная инфекция, не «болезнь грязных рук», что болезнь некоторое время может «молчать», а потом внезапно, когда появляются условия, развивается едва ли не поминутно, что иного способа, как ампутация во имя спасения жизни, часто просто нет, что в большинстве случаев спасти раненых не получается, так как антибиотики не работают. Все это не обсуждается. Принимается простое решение: врач виноват во всем. Вот его и надо уничтожить.

Во всем, что произошло, есть огромная, слишком большая эмоциональная составляющая, которую надо учитывать. Известно, что в Краснодарском крае антиврачебные настроения в обществе подогреваются, пожалуй, как нигде в России. По сообщениям местных врачей, там ни одно дело не выигрывается врачами. В связи с этим возникают вопросы: а) можно ли обсуждать эту ситуацию публично на телеэкране до всякого расследования, что, на самом деле, нарушает принцип как минимум врачебной тайны, а аргументы не врачей, основанные на «здравом смысле» и бытовых представлениях, как правило не приемлемы и б) обсуждать тему жизни и болезни не беспристрастно, а исключительно с обвинительным уклоном, не слушая и не понимая аргументы противоположной стороны. Получается не суд, даже не судилище – самосуд. До правды таким путем не докопаться, зато врачей после такой публичности будут бояться еще больше. А ведь цена недоверия врачам – кладбище.

Врачи, доведенные наплевательским отношением общества, негативным – правоохранительных органов, прессы и властей вынуждены защищаться. Кто-то просто увольняется. Кто-то более резок: вот письмо от Григория из Израиля, который оказался «замешанным» в оказании помощи пострадавшему парню: «…Узнал, что у него есть верные друзья, что они собирают деньги на лечение в Израиле, был готов посильно помочь в выборе клиники и в других вопросах. Радовался, что миновала опасность для жизни, что он идет на поправку… А потом все изменилось, до меня стали доходить и другие вести. И по мере того, что я узнавал, сначала я недоумевал, потом возмутился, а потом ужаснулся. А узнавал я, что некоторые люди, называющие себя «друзьями» Жени, поняли свой долг перед другом весьма своеобразно. Ничего не понимая в медицине, пожалуй, самой сложной науке, науке на грани искусства, не желая ничего слушать и ничего ждать, они начали кампанию по травле врача, виновного, по их мнению, в Жениной беде. Травлю жестокую и беспощадную, где все методы хороши… Воинствующее невежество нагло, агрессивно, безапелляционно. Оно зомбирует людей, превращая их в толпу, оно способно только разрушать, но на развалинах, которое оно оставляет, не вырастут деревья, не встанут дома, не будет звучать детский смех. Я низко кланяюсь друзьям Жени за их человечность и преданность. Дай Бог вам сил довести ваше дело до конца. А дорога еще длинная, и времени ходить по студиям и лютовать по социальным сетям у вас нет. Если получится, привозите Женю сюда, приезжайте с ним, поддерживайте его… А вот «друзьям» его я скажу: … сидите себе дома… здесь ни один врач, узнав, что вы творите по отношению к его коллеге, не подаст вам руки…» Могу перевести на русский – при таких условиях рука не поднимается… Парень-то не виноват, но врач, зная о последствиях…

Итог раздувающегося скандала не утешителен. Мне хочется обратить внимание журналистов на меру их ответственности: слово не только ранит, но и убивает. Особенно страшно, если слово неправедное. В целом происходящее начинает смахивать на ку-клукс-клан, на появление в стране суда Линча. Мне представляется, что Минздрав и новый министр здравоохранения Вероника Скворцова не должны отмолчаться, пустив дело на самотек. Оставлять ситуацию без анализа и вмешательства нельзя. Нельзя раздувать агрессию в обществе – она обернется против власти. Это – опасно.

Павел Воробьев

Зампредседателя формулярного комитета Российской академии медицинских наук, член исполкома Пироговского движения врачей России

Slon.ru
Print Friendly, PDF & Email

Share
 

      

Referer: videos tags best

Гимн альтернативной медицины

На Руси издавно сложилось своеобразное отношение власти к медработникам

Отношение народных масс к врачам также нельзя назвать особенно благоприятным

Medice cura te ipsum