Каталог шарлатанских ресурсов


Наркоинтерес

На апрель запланированы проверки школьников в нескольких московских школах на наркотики. Это совершенно бесполезно и противозаконно

Московская городская дума одобрила для внесения в Госдуму законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования механизма профилактики наркомании, токсикомании, алкоголизма и борьбы с ними». Нам стало известно, что проект прошел экспертизу в Госдуме. Ядром законопроекта оказывается проверка молодежи на предмет употребления лекарств без предписания врача. Но поможет ли это борьбе с наркотиками? Что школа, полиция, родители, медицина будет делать с детьми, тест у которых окажется положительным?

Этот звонок в редакцию был как раз после такой проверки в школе. Правда, мама попросила не называть город и фамилию: «Галя отказалась сдавать мочу – сделать это надо было под надзором школьной медсестры, которая по одному со специальным стаканом для анализов провожала девочек в туалет. Это, наверно, чтобы они не сдали одну мочу на всех. Галя отказалась. Когда я стала спрашивать: почему, — она сказала, что слышала о том, что положительный результат бывает и не только у тех, кто принимает наркотики. «А представляешь, что устроят, если он окажется положительным?!» Но устроили ей и без положительного результата. Классная руководительница так и сказала: Если ты не сдаешь, заначит — принимаешь».

Помогут ли анализы слюны или мочи, которые собираются брать у школьников борьбе с наркотиками? После расследования личной трагедии, которое предпринял наш криминальный репортер Сергей Канев («Новая» №33 от 30. 03.2011 «Смерть сына») есть большие сомнения в этом. Того же мнения и эксперт, президент Общества специалистов доказательной медицины, доктор медицинских наук Василий Власов.

Директор Московского научно-практического центра наркологии и главный нарколог Минздравсоцразвития России Евгений Брюн продвигает идею тестирования школьников и студентов на употребление наркотиков уже 10 лет и теперь с удовлетворением сообщает: «законодатели откликнулись на наши многочисленные просьбы».

Откликнулись они по понятной причине – потребление наркотиков в России растет. Ведомство, ответственное за контроль над распространением наркотиков давит на аптекарей, ветеринаров и бабушек, у которых в огороде вырос самосевный мак, а не борется с афганским героином. Это понятно: в аптеках не стреляют. Народные инициативы – вспомним «Город без наркотиков» — пугают власть. Если добавить к этому убогое состояние наркологической помощи в стране, то понятно, почему законодатели ищут новые, нехоженые пути.

Дело в том, что зависимости, называемые традиционно юристами наркоманией, с большим трудом поддается лечению. Наркомана легко изолировать на короткий срок, но, как только он выходит из больницы, опять начинает принимать страстно желаемый препарат. Чтобы преодолеть зависимость, нужна реабилитация, длительная поддержка, меры по восстановлению способности руководить собой. Это довольно дорогая и не очень эффективная практика, в России она крайне мала. Надо отдать должное главному наркологу — Е. Брюн постоянно указывает на необходимость развития сети реабилитационных центров.

Из-за того, что преодолеть зависимость трудно, а вред себе и окружающим наркоманы приносят ежедневно и ежечасно, во всем мире помимо программ лечения наркоманов развивают программы снижения вреда.

Чтобы наркоманы не пользовались общими шприцами и не заражали друг друга тяжелым инфекциями – гепатитом и СПИДом, естественное и дешевое решение – давать наркоманам чистые шприцы. Доказано, что в результате удается затормозить распространение инфекций в среде наркоманов. Чем меньше инфекций у наркоманов, тем безопаснее жизнь остальных людей.

Еще одна беда наркомана и общества – он готов пойти на преступление, чтобы добыть деньги на наркотик, от которого зависит. Если давать наркоманам безопасное и дешевое вещество, заменяющее им наркотик, то удается снизить преступность и даже помочь наркоманам интегрироваться в общество, работать. Так называемая заместительная терапия довольно хорошо изучена, вполне безопасна. Всемирная организация здравоохранения включила такие лекарства для заместительной терапии в список «Основных лекарств». У нас такой список называется «Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств», но в наш перечень не входит ни одно средство для заместительной терапии, их даже не разрешают ввозить в Россию, а в федеральный закон ввели запрет на медицинское применение. В результате вся отечественная наркология стоит с разведенными руками и вынужденно практикует методы лечения, устаревшие еще в середине ХХ века.

Вместо эффективных средств профилактики и лечения придумываются загогулины вроде диспансеризации школьников.

Первые опыты по проверке школьников и студентов Е. Брюн провел еще 2001 году. Уже в 2004 г. московские законодатели записали в городском законе «О молодежи» среди мер поддержки здоровья, физической культуры и спорта: «Органы исполнительной власти города Москвы организуют проведение ежегодной диспансеризации несовершеннолетних граждан, включающей тестирование на предмет потребления наркотических средств и психотропных веществ». Вот так, без указаний врача и согласия родителей. К счастью, московские родители не приняли безропотно противоречащее федеральным законам и опасное для семьи тестирование. Но началась работа по внесению поправок в федеральный закон.

И вот уже 10 марта по первому каналу ТВ показали, как свердловские школьники сдают слюну на анализ. Тут же, для камеры, слюну капают на полоски и смотрят результат. Такое дезинформационное сопровождение будет тем круче, чем ближе к внесению законопроекта в Госдуму.

Авторы законопроекта ссылаются на поручение Президента, но в тексте, который нам доступен, значится: «подготовить и внести в Госдуму … проекты федеральных законов: … по введению медицинских исследований отдельных категорий граждан на предмет выявления факта потребления наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов». О ком вы подумали? Очевидно, что речь о летчиках, операторах атомных станций, наркополицейских и прочих людях, которых общество в первую очередь хотело бы видеть чистыми от всяких зависимостей. Но московские законодатели пошли не туда, куда надо, а туда, где легче – принуждать к тестированию детей.

Зачем обследовать всех школьников и студентов? Нам говорят: выявим тех, кто употребляет, а потом поможем им не употреблять. Брюн рекламирует как большое достижение тесты собственной разработки, которые выявляют не только контакт с наркотиком в течение последних дней, но и употребление в течение нескольких месяцев. Такие тесты тем более бессмысленны. Если человек не употреблял препарат в течение последних дней, его прошлый давний опыт не имеет никакого значения. Что полезного можно сделать для однократно употребивших наркотики? Выявление «пробовальщиков», как их называет Е. Брюн, абсолютно бессмысленно.

Но Брюн на голубом глазу видеокамеры сообщил недавно, что, оказывается, профилактический скрининг (обследование здоровых людей) на предмет употребления наркотиков рекомендуется ВОЗ, а в скандинавских странах давно и успешно используется. И то, и другое – неправда. Нет убедительных доказательств полезности скрининга здоровых людей на потребление наркотиков, и ВОЗ не рекомендует его. ВОЗ рекомендует – обследование людей, в отношении которых есть основания предполагать, что они злоупотребляют алкоголем или употребляют не предписанные врачом лекарства.

Кроме того, любые анализы могут давать ложно положительные и ложно отрицательные результаты. Про то, какого качества изобретенные Е. Брюном с коллегами тесты, мы вообще ничего не знаем. Что делать со случайно обнаруженными признаками употребления наркотиков не знает никто. Е. Брюн предлагает «разбираться» и с согласия родителей «помогать».

Вместо реальной работы – надувательство. Скрининг в школе приведет к выявлению тех, кто однажды попробовал наркотики. Потом можно пугать всех цифрами и докладывать, что с выявленными провели работу, и они больше не употребляют… В докладах не будет ничего о том, что эти люди и так бы больше не употребляли.

Всякое медицинское обследование должно быть добровольным. Принудительные обследования – только по решению суда, но это крайняя редкость. Работники некоторых профессий обследуются для обеспечения безопасности населения (работники питания, детских садов, летчики…), но и они дают согласие. В школе обследование не может быть по-настоящему добровольными. Если все сдают мочу, а Маша отказывается, то на Машу окажет давление и учитель, и директор школы, и товарищи – «давай, наполняй – не лучше других!» Наши наркологи и наркополицейские уже комментируют эту перспективу: вот кто откажется, тот, наверное, и употребляет наркотики!

Как только анализ выполнен, его результат должен быть зарегистрирован. Сегодня Е. Брюн с гордостью сообщает, что результаты одного обследования в вузе спрятаны у него в сейфе и он никому не покажет их. Но по закону результаты обследования людей не могут принадлежать Брюну или Федорову. Они находятся в распоряжении медицинской организации и предоставляются руководителям здравоохранения, следователям, дознавателям, и проч. – список огромен. В нашей милиции-полиции с 2000 года действует инструкция по работе с несовершеннолетними, предписывающая ставить на учет с заведением «учетно-профилактических карточек» несовершеннолетних, «употребляющих наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача». Значит, как только диспансеризацию проведут, полицейские и придут за результатами.

Кому выгодно тестирование детей? Проведение такого тестирования резко увеличивает поток платежеспособных родителей с детьми к наркологам. Возможности государственной и муниципальной сети в оказании наркологической помощи, как неоднократно говорил сам Евгений Брюн, крайне ограничены, и родителям придется обращаться к частнопрактикующим специалистам. Последние готовы предложить им все — начиная от приватных бесед до реабилитации в Гималаях. Деньги, которые обманутые люди понесут наркологам, и которые государство выделит на такую наркологическую псевдопомощь, пойдут, в том числе, конкретно Е. Брюну, держателю ряда патентов на способы лечения и реабилитации наркоманов. Чем больше будет оказываться такой «помощи», тем больше отчисления патентодержателю. Чем больше проводится анализов, тем больше отчисления от продаж разработчикам и производителям тестов на «наркотики». Грызлов с Петриком, наверно, не первыми открыли возможности патентов для перекачивания национального бюджета в карман патентодержателя, но эта технология использования федеральных законов для личного обогащения подхвачена.

Проведение тестирования поддерживает и служба по контролю за распространением наркотиков: с беззащитными детьми и их семьями, службе приятнее иметь дело чем с наркобаронами. Но школа не должна стать местом организованного насилия государства над детьми.

Василий Власов, доктор медицинских наук,президент Общества специалистов доказательной медицины

«Новая газета»


Share
 

      

В интернет-магазине Фазенда вы можете купить бензогенератор не выходя из дома

Гимн альтернативной медицины

На Руси издавно сложилось своеобразное отношение власти к медработникам

Отношение народных масс к врачам также нельзя назвать особенно благоприятным

Medice cura te ipsum